Главная > Новости
Манипулирует ли Китай обменным курсом?
2019/09/04

                                        

                                         https://www.dp.ru/a/2019/09/01/Manipuliruet_li_Kitaj_obm

Недавно министерство финансов США объявило Китай «валютным манипулятором». Этот односторонний акт является очередной махинацией по эскалации торговых споров после объявления США 1 августа о намерении ввести пошлины на товары из Китая стоимостью 300 миллиардов долларов. Такое проявление протекционизма и непродуманной политики односторонних действий со стороны Соединенных Штатов является вопиющим нарушением и провокацией международных правил, подрывающим многосторонний глобальный консенсус по вопросам валютного курса. Такие действия не только не служат рациональному и прагматическому решению китайско-американских торгово-экономических проблем, но и серьезным образом подрывает международный финансовый порядок, вызывает потрясения на финансовом рынке, препятствуя международной торговле и восстановлению мировой экономики.

Соединенные Штаты классифицируют Китай как «валютного манипулятора», игнорируя факты и количественные стандарты, установленные самими США для определения так называемого «валютного манипулятора». Согласно критериям, установленным Министерством финансов США в отношении «валютных манипуляторов», последние должны одновременно удовлетворять трем условиям: первое – профицит торгового баланса с США свыше 20 млрд долларов, второе – профицит текущих операций более 2% ВВП и третье – постоянные односторонние интервенции в обменный курс: обесценивание национальной валюты посредством покупки иностранной валюты, при этом объем покупки должен превышать 2% ВВП.

Согласно этим критериям, существует два очевидных несоответствия Китая определению «валютный манипулятор». Во-первых, Международный валютный фонд (МВФ) недавно опубликовал годовой отчет с оценкой роста экономики Китая, в котором указывается, что профицит ВВП Китая по текущим операциям составил 0,4% в 2018 году и, как ожидается, останется на уровне 0,5% в 2019 году, что намного ниже, чем в сформулированных США критериях. Во-вторых, согласно объему ВВП Китая в 2018 году, со ссылкой на критерий США по так называемым валютным интервенциям, становится очевидно, что объем одностороннего вмешательства по обменному курсу должен приближается к 270 миллиардам долларов. Со второй половины 2016 года объем золотовалютных резервов Китая остается стабильным и составляет около 3 трлн долларов США, что означает отсутствие возможности для крупномасштабной покупки иностранных активов с целью обесценивания национальной валюты.

В мае этого года министерство финансов США опубликовало отчет, в котором говорится, что из трех сформулированных им количественных критериев Китай соответствует только одному: сальдо торгового баланса с Соединенными Штатами превышает 20 миллиардов долларов США; и, таким образом, не манипулирует обменным курсом для получения нечестного торгового преимущества. Однако уже через два месяца Министерство финансов США опровергло свои собственные выводы, продемонстрировав крайне утилитарный подход к правилам: «применяю, когда выгодно».

Почему обменный курс китайского юаня может пробить отметку «семь»? Для многих ответ уже очевиден. 1 августа американская сторона заявила, что установит пошлину в десять процентов на товары из Китая стоимостью 300 миллиардов долларов, что явилось серьезным нарушением консенсуса, достигнутого главами государств двух стран на саммите в Осаке, не оправдало позитивные ожидания рынка в отношении смягчения китайско-американских торгово-экономических трений и тем самым послужило триггером для колебаний обменного курса юаня. Торгово-экономические трения влияют на международную торговлю, а международная торговля влияет на курсы валют. Подобные колебания обменного курса определяются и вызываются рыночными силами: другой силы, которая могла бы произвольно «манипулировать» курсом, попросту не существует. В течение долгого времени некоторые развитые страны, такие как Соединенные Штаты, призывали повысить гибкость обменного курса юаня, однако, как только рыночность и волатильность обменного курса юаня возросли, некоторые в Соединенных Штатах обвинили Китай в «манипулировании обменным курсом». Такие действия вызывают смех и дезориентируют людей. Будучи ответственной державой, Китай неоднократно повторял, что не будет участвовать в конкурентной девальвации юаня и не будет использовать обменный курс юаня в качестве инструмента для решения внешних проблем, таких как торговые споры.

Напротив, Соединенные Штаты осуществляют принцип «двойных стандартов» и не стремятся к тому, чтобы их слова не расходились с делом. 31 июля, всего через чуть более полугода после последнего повышения процентных ставок ФРС, когда экономика США еще не была готова к условиям пониженных ставок, ФРС «ударом с левой» снижает ставки, приводя в смятение международный финансовый рынок. Одно за другим высказываются предположения, что денежно-кредитная политика ФРС взята в заложники, а сама ФРС теряет независимость. Факты подтверждают, что публичное давление Трампа на ФРС с критикой повышения процентных ставок и требованием их снижения является настоящим валютным манипулированием. Ранее Соединенные Штаты также неоднократно обвиняли Европейский центральный банк в «манипулировании обменным курсом». Эти необоснованные обвинения против других стран и регионов являются обычной тактикой правительства США во время избирательной кампании и излюбленным инструментом США в переговорах. Соединенные Штаты одной рукой размахивают по всему миру дубинкой своих таможенных тарифов, вызывая значительные колебания обменных курсов во многих странах, а другой рукой навешивают ярлыки «валютных манипуляторов», вынуждая соответствующие страны принять так называемый «разумный обменный курс» Соединенных Штатов.

Фактически, США являются единственным «манипулятором» в китайско-американских торговых трениях. Этот шаг со стороны США привел к дальнейшей эскалации в торгово-экономических трениях между странами, нанося ущерб интересам американских предприятий, потребителей и других компаний, которые зависят от стабильности китайско-американских отношений. Фондовый рынок США просел на 6% менее чем за две недели, за что расплачиваться придется американским компаниям и потребителям. С апреля 2019 года, когда США развязали торговую войну со многими странами мира, американские компании и потребители заплатили более 22 миллиардов долларов таможенных пошлин, из которых 15 миллиардов – дополнительная пошлина на товары из Китая. Соединенные Штаты сталкиваются с самым высоким уровнем налогообложения за последние несколько десятилетий. Увеличение себестоимости, последовавшее за ростом тарифов, полностью нивелирует усилия правительства США по снижению налогов. Американские предприятия, на которые окажет негативное влияние повышение налогов, в целях компенсации дополнительных затрат могут вводить меры жесткой экономии, такие как сокращение штата и отмена повышения зарплат. В результате американцы столкнутся с более высоким риском безработицы. Неопределенность, вызванная Трампом, не способствует деловым инвестициям, а также будет оказывать сдерживающее влияние на спрос.

Инверсия кривой доходности краткосрочных и долгосрочных облигаций США, инвестиционный спад, сильная волатильность цен на акции и т.д. – все это ранние признаки экономического спада, свидетельствующие о том, что рынок все более пессимистично смотрит на перспективы экономического развития США. Как сообщает газета американского штата Орегон The Oregonian, торговая война разрушила торгово-экономические отношения между штатом Орегон и Китаем, в то время как установление таких стабильных торговых отношений обычно занимает несколько лет. Экспорт сельскохозяйственной продукции из Орегона сильно пострадал. Как только Китай найдет альтернативные продукты на других рынках, Орегону будет трудно вернуть утраченную долю рынка. Если Соединенные Штаты и Китай не выйдут из тупика в торговых переговорах, то негативные последствия, помимо сельского хозяйства, будут затрагивать все более широкую область, американские товары потеряют возможность выхода на китайский рынок, а соответствующие отрасли вскоре почувствуют дискомфорт.

Нынешняя неопределенность в китайско-американских торговых трениях является самой большой угрозой мировой экономике. Отказ Трампа от «соглашения о перемирии», достигнутого с Китаем во время саммита G20 в Осаке вновь нанес серьезный удар по доверию инвесторов. Фондовые рынки США и Европы были разочарованы. Ряд односторонних действий Трампа, несомненно, замедляет мировую экономику, в которой только что начали появляться признаки восстановления.

Наконец, я хочу сказать, что Китай способен справляться с максимальным давлением со стороны Соединенных Штатов и осуществлять стабильное и здоровое экономическое развитие. Курса юаня на уровне 7 не является фатальным снижением для существования китайской экономики или фундаментальным изменением денежно-кредитной политики. Китай не хочет торговой войны, вместе с тем он не боится вести торговую войну и готов к тяжелой борьбе. Китай всегда выступал за решение проблем путем диалога и консультаций на основе равенства и взаимного уважения, но никогда не пасовал перед максимальным давлением в какой бы то ни было форме. Китай надлежащим образом отреагирует на неопределенность политики США и ускорит собственные инновационные разработки. В настоящее время экономический рост Китая в целом соответствует ожиданиям. Китайская экономика демонстрирует достаточную устойчивость. В частности, внутреннее потребление Китая показывает значительную динамику и играет ключевую поддерживающую роль в экономическом росте страны. Заглядывая в будущее, можно утверждать, что экономика Китая будет продолжать развиваться в здоровом ключе, баланс международных платежей будет уравновешен, а валютных резервов будет вполне достаточно для поддержки базовой стабильности обменного курса юаня. Навешивание на Китай ярлыка «валютного манипулятора» отнюдь не способствует решению каких-либо проблем.

Suggest To A Friend:   
Print